РЖЕВСКИЙ ВЫСТУП

Одной из тайн, долгое время оберегаемых, была боевая операция «Марс» или «Ржевский выступ», который писатель Константин Симонов назвал «Долиной смерти».

В 1942 году этот образовавшийся гигантский выступ в направлении к Москве от Ржева все еще непосредствен­но угрожал не только Москве, но и Советскому Союзу, сто­ял вопрос «быть или не быть?» После Московской успеш­ной битвы на западном направлении фронта образовал­ся выступ до 60 км в глубину и до 200 км в ширину. Линия фронта проходила западнее города Белого, севернее и вос­точнее Ржева, западнее города Юхнова, восточнее города Спас-Деменска.

КАЗАХИ В ДОЛИНЕ СМЕРТИ

Какен АБЕНОВ,  участник Великой Отечественной войны

Немецко-фашистское командование придавало особое значение удержанию выступа, рассматривая его как плацдарм, как кратчайший путь для наступления на Москву. Зимой 1942– 1943 годов здесь сосредоточивалось около 1/3 войск группы ар­мий «Центр», стержень вермахта, у которой была цель – добить­ся победы над Советским Союзом.

Военный корреспондент К. Симонов был непосредствен­ным участником боевых сражений, развернувшихся на периме­тре фронта «Ржевский выступ». Он показал будни войны со всей суровой правдой, привязав их к местности, к району, где они про­изошли. Это территория бывшего Ржевского – ныне Оленинского района Тверской области, где равнинные долины пересечены речными руслами, болотами и лесом. Это место Симонов и на­звал «Долиной смерти». Возможно, он ассоциировал это назва­ние с впадиной в пустыне Махове в США, где температура воз­духа достигает 56,7° С, и где в 1849 году погибло много золото- искателей от недостатка воды. Но если американцы погибали от недостатка живительной влаги, то под Ржевом советские воины погибали от пуль, снарядов, мин, бомб, во время рукопашных схваток с врагом.

Чтобы прорвать немецкую оборону и расширить зоны про­рыва на секторе вершины Ржевского выступа, 100-я и 101-я казахские национальные бригады, сформированные из числа казахской молодежи 20 ноября 1942 года, как сестры-близне­цы, одновременно вступили в бой, 101-я бригада в районе сел Мишуково, Букарево, а 100-я – вдоль реки Молодой Туд.

В первые дни ожесточенных боев 101-я бригада освободи­ла семь деревень, от которых остались одни руины. Часть насе­ленных пунктов неоднократно переходили из рук в руки. Упорные и кровопролитные бои развернулись в районе самого укрепленного села – Мишуково. В дальнейшем сарбазы из 101-й бригады в райо­не этих и других деревень, а также 100-й бригады в районе ряд сел реки Молодой Туд в течение почти двух месяцев вели ожесточенные бои, потеряв до 75 – 80% штыков переднего края!

Казахи-сарбазы двух бригад, в числе других на Ржевском выступе, были принесены в жертву войне, значит Победе, ибо в этом огненном аду практически никому не суждено было выжить. Их горячие сердца всегда были с исторической Родиной, ибо они дрались, как в свое время героически сражались против джунгар­ских завоевателей их предки. Здесь все дышало памятью наших предков, любовью и преданностью к своему Казахстану.

На Ржевском выступе советские воины должны были вы­полнить двуединую задачу – исключить угрозу наступления нем­цев на Москву и сковывать значительные силы врага с целью не­допущения их под Сталинград.

Как известно, в своих воспоминаниях маршал Советского Союза Г.К. Жуков указывал, что замысел советского командования 1942 года состоял в том, чтобы на Калининском и Западном фрон­тах сковывать значительные силы врага, не допуская их перебро­ски под Сталинград, где развернулась Сталинградская битва.

И мы, воины двух бригад, способствовали поражению врага под Сталинградом, в результате чего был сорван стратегический план фюрера по полному захвату нефтеносных районов Кавказа с выходом на просторы нефтеносного Персидского залива для мирового господства с учетом того, что уже вся Европа была «под сапогом» Гитлера и действовала пресловутая ось союзни­ков Берлин – Рим –Токио.

Проходят годы, но не стирается в памяти шквальный огонь противника, мужество и отвага моих однополчан, заплативших жизнью за свободу нашей Родины на «Ржевском выступе». До сих пор мне часто снятся те атаки на врага и иногда во сне веду жестокий бой с агрессорами.

Я убежден и утверждаю, что осуществленные параллельно под Сталинградом и под Москвой боевые операции положили на­чало изгнания гитлеровцев из нашей территории. И идея боевой операции «Марс» не осталась с грифом «секретно» в архиве, она стала вдохновляющей и возвышающей боевой дух наших солдат.

Так и наши погибшие на «Ржевском выступе» земляки до­стойны вечной памяти.

Если под Сталинградом фашисты «сломали себе хребет», то на Курской дуге произошел их закат. Говоря о Курской битве, мне вспоминается история города Курска. В далеком прошлом наши предки-кипчаки заложили и основали город Курск, назван­ный им Курсыка, как важный стратегический пункт степного пере­селения на пути в Европу. И дух наших предков способствовал победе врага на Курской дуге в 1943 году.

Разведывательные данные о готовящейся Курской битве со­ветскому командованию представила землячка автора этих строк из Павлодарского Прииртышья Нина Николаевна Саворовская. Она была в разведывательно-диверсионном отряде чекистских органов под кодовым наименованием «Дядя Коля» – П. Лопатина, впоследствии Героя Советского Союза, действовавшего в тылу врага в Белоруссии. Захваченный партизанами как «язык» не­мецкий полковник Курт Вернер сообщил о готовящемся немцами танковом сражении на Курской дуге.

Как известно, немцы потерпели тогда сокрушительное по­ражение. Успех был обусловлен и решался тем, что советские войска опередили немцев, начав наступательные операции на 3 часа раньше, чем их планировали враги.

С тюркского языка слово «курсыка» переводится как «ох­ранный город», то есть защита от угроз извне. По убеждению ав­тора этих строк, свое первоначальное предназначение и назва­ние город Курск оправдал не только в прошлом, но и в период Великой Отечественной войны, достойно отразив натиск врага.