Анатолий ХОВИН   В тылу как в тылу… или кусочек войны глазами подростка

Посвящаю тёте моей Эсфирь Борисовне Скоробогат, в войну старшему лейтенанту артиллерийской службы, заместителю начальника цеха гранат завода № 254.

Городок Дубровка в ста километрах от Брянска. Воскресенье, 22 июня 1941г.  Река Сеща. Раннее утро. Друзья-подростки уже на рыбалке. Сперва в воду под коряги за раками. Потом чуть вверх по течению забрасывают удочки. Клёв и сегодня отменный. Ближе к обеду, счастливые от купания, солнца и наловленных раков, пескариков, плотичек, окуньков и слюнявых ершей, мчимся домой.

На веранде дома хмурые взрослые стоят вплотную у висящей на стене тарелки репродуктора. «Тише! Война!» – осадил мальчишек папа. Но им весело и беззаботно. Мы – пионеры и хорошо знаем, что «броня крепка, и танки наши быстры», и что враг вскоре будет разбит на его же территории.  Мы – стойкие патриоты своей Великой Родины. Читать далее «Анатолий ХОВИН   В тылу как в тылу… или кусочек войны глазами подростка»

Мухтар ТАИРОВ,  пенсионер за особые заслуги перед республикой, кандидат экономических наук  У нас не было сомнений   в нашей Победе

 

Если завтра война,

если завтра в поход,

Если черная сила

нагрянет,

Как один человек

весь советский народ

За свободную родину

встанет.

Девиз довоенного поколения.

Мне было 14 лет, когда началась Великая Отечественная война.

Но сначала мне хотелось бы рассказать о настроениях людей и событиях предвоенных и военных лет в нашем ауле. В нашем ауле Жасталап, названном так по имени колхоза, жили более семидесяти казахов одного рода и подрода. По понятиям казахов они являлись родственниками. Раньше они жили в огромной пустыне Нарынкум, расположенной на территории Гурьевской и Западно-Казахстанской области между реками Урал и Волга, в аулсовете  № 11 Жангалинского района Западно-Казахстанской области. Их, как кочевников, в 1932 году по решению казахстанского правительства переселили на левый берег реки Урал Чапаевского района.

Их жизнь среди барханов жизнью можно было назвать с большой натяжкой. Они  просто выживали, ведь еще при хане Жангире лучшие земли Нарынкума  и его окрестностей были распределены среди окружения хана. Читать далее «Мухтар ТАИРОВ,  пенсионер за особые заслуги перед республикой, кандидат экономических наук  У нас не было сомнений   в нашей Победе»

Совет ОРАЛБАЕВ   Я тоже –  дитя военных лет

Трудовая биография С. О. Оралбаева связана с работой с людьми. После окончания КазГУ он работал учителем, директором средней школы, в комсомольских и партийных органах. Ровно 25 лет его жизни связаны с Алматинским обкомом профсоюза работников образования и науки.

1-го сентября 1941 года я стал учеником первого класса семилетней школы им. Молотова  села Баканас – райцентра Балхашского района Алматинской области (средних школ в районе тогда не было). В том году в школах начали обучать по кириллице, а пользовались мы в основном учебниками, написанными латинским шрифтом.

Наша семья тогда жила рядом с райвоенкоматом. Все чаще и чаще из военкомата уходили  призванные в армию мужчины. Не чувствовалось, что их увозят на смертельную схватку. У уезжающих внешне был веселый, гордый вид, провожающие не горевали. А нам, детям,  было даже как-то весело. Мы их провожали до края села. Расстояние от Баканаса до Алма-Аты по тогдашней дороге было почти 250 километров, так что призывников могли везти на телегах до столицы почти  двое суток. В числе первых призывников был старший брат отца – Иса. Вскоре призвали и отца – Оспана, а младшего брата – Омара оставили дома по состоянию здоровья. Читать далее «Совет ОРАЛБАЕВ   Я тоже –  дитя военных лет»

Владимир РОНКИН,  Заслуженный работник образования Республики Казахстан   Все мы родом из детства

Мы, дети войны, прожили свое детство и юность как бы в трех  временных поясах, в трех измерениях: до войны, во время войны, после войны. В моей памяти зацепились только какие-то обрывки нашей довоенной жизни. Очень сладкая водичка, которая мне нравилась и называлась почему-то не по-русски – ситро. Это приятные воспоминания в 37 лет. У него,  как у номенклатурного работника, имелась бронь, но он добровольцем ушел на фронт. Это было нормально для него. Он попал во взвод  разведки. В августе 41-го во встречном бою с вражескими разведчиками ему навылет прострелили грудь, легкое, и он на три с лишним года исчез с нашего горизонта, но не из моего детского сознания. Конкретные черты его лица не сохранились у меня в детской памяти. Остался только мифический образ человека – моего отца, который  разобьет фашистов и вернется к нам с победой. Я вспоминаю наши диалоги с матерью той военной порой. Она, взрослый человек, представляя реальность и не имея долгие годы никаких известий об  отце, говорила: «Твой отец, наверное, давно ножки протянул». Читать далее «Владимир РОНКИН,  Заслуженный работник образования Республики Казахстан   Все мы родом из детства»

Геннадий ЛУНЕВ    Как мы ловили для раненых рыбу

Когда началась война, мне едва исполнилось семь лет. Но страшная дата 22 июня 1941 года – начало войны – даже по истечении 60 лет навсегда врезалась в память.

В довоенные и послевоенные годы наша семья жила в городе Аральске, где отец много лет работал заместителем, затем начальником железнодорожной станции. Там он и похоронен в 1953 году. В те далекие годы еще не загубленное людьми Аральское море вплотную подступало прямо к городу, где были расположены морской порт, судоремонтный завод, другие  предприятия. В довоенное время население Аральска не превышало 23 тысяч человек. Город считался районным центром, но в то же время самими аральцами был поделен на жилые кварталы с необычными названиями. В центре жили те, кто работал в местных органах власти, порту, рыбокомбинате, городской больнице, торговой сети, в двух клубах, в двух средних школах. В «Америке» – медперсонал районной больницы, рабочие стекольного завода. Территория «Водника» считалась исключительно вотчиной коллектива судоремонтного завода и специалистов небольшой метеостанции. В поселке Сольтрест жили те,  кто работал на предприятии по переработке соли, которую добывали на соляных озерах в 12 километрах от города. В «Шанхае» поселились люди, которые  трудились на Ледниковой базе – здесь зимой заготавливали лед, который потом загружали в специальные товарные вагоны-ледники по транспортировке свежей и соленой рыбы. Был еще один район, который именовали «Курортом». Там, на берегу двух заливов, соединенных между собой узким, но глубоким перешейком, был небольшой морской порт, где швартовались малые суда, занимающиеся  рыбным промыслом. Такое необычное название это место получило не случайно. К берегам заливов подступали прекрасные песчаные пляжи – излюбленное место отдыха молодежи. А железнодорожники жили в домах рядом со станицей. Этот жилой массив называли Железкой. Читать далее «Геннадий ЛУНЕВ    Как мы ловили для раненых рыбу»