Дасербай МЕЙРАМБЕКОВ   Как меня спасла немецкая пушка

Родился я в 1924 году в селе Чунджа Уйгурского района.  В 1941-1942 годах  работал в колхозе  имени Карла Маркса. Отец мой был председателем колхоза, брат – работником  сельского совета. Я, понятно, рвался на фронт. Мне говорили:  «Паси баранов, это твое дело, это не менее важно, чем сражаться на фронте», но я хотел на фронт.

Пришел в военкомат. «Пойду добровольно, – говорю, – хочу защищать свою родину, свою деревню».

Мы все тогда были очень патриотично настроенными людьми. Помню, когда  уезжал, девушка, которая меня провожала, сказала: «Дмитрий (по-русски меня все называли Дмитрием),  возвращайся домой с Победой и с каким-то отличием». И я думал: «Действительно, как же я без отличий возвращусь домой?». А о том, что на фронте могу погибнуть, и не думал. Читать далее «Дасербай МЕЙРАМБЕКОВ   Как меня спасла немецкая пушка»

Алексей ЛУКЬЯНОВ,  академик НАН РК  Мой последний выстрел


Когда кончилась война, стало как-то необычно: не стреляют, можно ложиться спать и быть уверенным, что проснешься, не нужно куда-то бежать и выполнять команды.

Хорошо помню 10 мая. Тишина, никто никуда не торопится, не раздаются команды, всюду смех, шутки.

Мы находились в небольшом германском поселке, расположенном на берегу канала возле леса. Пообедав, пошли с товарищем побродить по окрестностям. Мне тогда было 22, а товарищу 35. Должен сказать, что благодаря Павлику Осадчему я и остался жив, во многих случаях его жизненный опыт оберегал меня от многочисленных необдуманных поступков.

Идем по опушке леса: всюду окопы, заполненные брошенным оружием винтовками, гранатами и многим другим. Особенно много валялось панцер-фаустов – противотанковых гранат. Это было мощное оружие. Состояло оно из трубы диаметром 5-6 сантиметров, на одном конце которой была укреплена граната весом килограммов пять. В трубе находился заряд, и если нажать рычаг сбоку, происходил взрыв: газы вырывались из трубы в один конец свободно, а с другого конца была закреплена граната, которая летела в сторону цели. Читать далее «Алексей ЛУКЬЯНОВ,  академик НАН РК  Мой последний выстрел»

Раиса КОТОВА  Не девичье дело война…

…–  Ой, девочки, я уже себя и не представляю на гражданке – в платье, в туфлях на высоких каблуках, так к гимнастерке привыкла!

Мы, три подружки,  две Оли – Тушканова и Боякова и я в свободный часок, выдавшийся в перерыве от дежурства на вышке, тактических занятий, строевой подготовки, устроившись на пригорке, почти как чеховские три сестры, мечтаем о будущем. Какое оно будет, когда окончится война? Светлое, конечно! И люди будут добрые, умные, образованные…

Когда война закончится, мы обязательно пойдем учиться! Оля Тушканова – на врача, я – на  учительницу или юриста, Оля Боякова – она задачки хорошо решает – будет экономистом.

Кажется, совсем недавно был  тот вечер – воздушный, праздничный, выпускной. Тогда казалось, что  все в жизни впереди, все только начинается… Мои одноклассники собирались идти в инженеры и летчики, во врачи и учителя… Вот они, на фотографии, родные лица моих одноклассников из школы №6 им. Мичурина г. Семипалатинска  – выпускников  1941-го, рождения 1923 года. Светлые мальчики и девочки,  которые, не успев понять жизнь, ушли на фронт. Читать далее «Раиса КОТОВА  Не девичье дело война…»

Аманжол КАЛИКОВ   Не на жизнь, а на смерть

Родился я  22 августа 1921 года в ауле Каражар Ерейментауского района Акмолинской области. Оставшись круглым сиротой (в наших местах был сильный голод), с 1932 по 1937 год воспитывался в Благодатенском детском доме в том же районе, там же окончил 7 классов средней школы. В 1937 году  стал студентом педагогического рабфака при Казахском педагогическом институте.  Источ­ником  существования стала  небольшая стипендия. Правда, руководство рабфака позаботилось о таких, как я. Во внеурочное время мы работали за небольшую плату пионервожатыми,  иногда вели уроки в младших классах. В летнее время трудились  на табачных плантациях,  собирали яблоки.

Два года пролетели незаметно. Мы мечтали стать студентами КазПИ – самого  авторитетного высшего педагогического учебного заведения того времени, но нашей мечте не суждено было сбыться. Нас, пятерых студентов, успешно окончивших рабфак, напра­вили учиться в Казахский горно-металлургический институт. Для быстро развивающейся промышленности требовались инженеры: горняки, металлур­ги, геологи  из числа казахской молодежи. Но надо ска­зать,  что в порыве энтузиазма  мы особенно не горевали.  Инженеры так инженеры.  Хотя вскоре все круто изменилось. С первого курса нас призвали в армию: 1 сентября 1939 года Германия  напала на Польшу. Читать далее «Аманжол КАЛИКОВ   Не на жизнь, а на смерть»

Калисар КАБДУЛИНОВ   Никто  не хотел умирать

В армии я находился с 1940-го по 1976 год. 36 календарных лет. Воевать начал в сентябре  1942 года. Но  начну по порядку.

Родом я из Восточного Казахстана. После окончания восьми  классов поступил в Семипалатинский политико-просветительный техникум.

Это было время, когда все мальчишки  мечтали стать летчиками. Я тоже не был исключением – ворошиловский стрелок, конник, мечтал стать летчиком. Помните кинофильм «Истребители»? Там был призыв к комсомольцам идти в авиацию. Горком комсомола отобрал тогда 5 человек из нашего техникума и отправил на учебу в аэроклуб. С утра до 12 часов мы занимались в аэроклубе, а к 13.30 спешили на занятия в техникуме. Помню, бежим, никакого городского транспорта нет, в столовой – остывшие остатки для нас. Читать далее «Калисар КАБДУЛИНОВ   Никто  не хотел умирать»

Анатолий ЗАРЕЦКИЙ  Горжусь, что был солдатом  Великой Отечественной!

Мне исполнилось 80 лет. По всем меркам – довольно солидный возраст, но, несмотря на все сложности и трудности, жизнь всегда прекрасна –  в детстве,  в юности, в зрелом и в среднем возрасте, и даже в почтенном или, как говорят, в золотом. Каждый возраст имеет свои неповторимые особенности, в силу которых человеку хочется и дальше жить, независимо от прожитых лет.

Я родился в Белоруссии, воевал, большую часть своей сознательной жизни жил в Алма-Ате, сейчас живу в Израиле.

Я все чаще вспоминаю свою юность. И не только потому, что это – самая лучшая  пора в жизни каждого человека. И не только потому, что это бесшабашное время я провел в окопах под вой бомб, снарядов и мин, под свист пуль и осколков, под музыку артиллерийской и авиационной канонады. И не только потому, что мне не пришлось испытать в то далекое время прелести простой человеческой жизни, а еще и потому, что я свою молодость прожил не так, как мне хотелось бы сейчас, с учетом своего жизненного опыта. Читать далее «Анатолий ЗАРЕЦКИЙ  Горжусь, что был солдатом  Великой Отечественной!»

Орынгали ЕСЕНГАЗИЕВ  Три дня и шестьдесят лет

Родился я 10 декабря 1922 года в п. Каратюба Каратюбинского района Западно-Казахстанской области. Мой дед до советской власти был волостным, зажиточным человеком, нашу семью преследовали, поэтому меня с сестрой, от греха подальше, отправили в Курдайский район Джамбулской области. Там мы  воспитывались в детском доме.  В 1937 году в район приехал мой брат, который к тому времени стал прокурором этого района, забрал меня к себе, а затем отдал учиться в интернат в селе Георгиевка. Забегая вперед, скажу, что отец мой умер еще в 1934 году, а с матерью я встретился уже после войны.

…Когда началась война, я учился в сельскохозяйственном техникуме поселка Капланбек Южно-Казахстанской области, на последнем курсе. Мне было тогда 17 лет, я плохо говорил по-русски, был, можно сказать, аульным мальчиком. Читать далее «Орынгали ЕСЕНГАЗИЕВ  Три дня и шестьдесят лет»

Николай ЕВСЕЕВ: На том стоял и буду стоять

Родился я 14 марта 1922 года в селе Новочеркасское Акмолинской области.  Среднюю школу окончил в районном центре – селе Астраханка – 16 июня 1941 года. А 18 июня был призван в Красную Армию.

Дело в том, что аттестат по моей просьбе мне выдали раньше, чем остальным ребятам. Еще во время учебы в школе я связался с Севастопольским училищем береговой обороны им. ЛКСМУ: хотел там учиться. Но когда приехал в облвоенкомат, мне ответили: «У нас разнарядки туда нет, отправить вас туда не можем. Есть разнарядки в Бакинское училище зенитной артиллерии, другие училища. Поедете?». Но мне хотелось быть только морским артиллеристом.

Тогда мне ответили: «Зачисляем вас в Военно-воздушные силы, езжайте домой, ждите октября…»

И я вернулся домой. Это было 20 июня 1941 года.

Хочу отметить, что мое желание поступать в военное училище  было не случайным. Еще в школе директор в шутку называл меня «министром обороны». Я готовил значкистов ПВО, ПВХО,  «Ворошиловский стрелок», очень интересовался военным делом, всегда был в числе активистов школы.

Помню, в марте 1941 года вызвали  нас в райком комсомола и сказали:

– С амбаров вывезли весь посевной фонд. Мы знаем, у колхозников есть хороший хлеб. Надо их уговорить, чтобы они сдали часть своего хлеба  государству. Читать далее «Николай ЕВСЕЕВ: На том стоял и буду стоять»

Владимир ГУЦАЛЮК:  Последний бой – он трудный самый

Я родился 24 июля 1921 года в городе Алма-Ате. Учился в средней школе № 39, в марте 1938-го вступил в члены ВЛКСМ, а после окончания школы решил посвятить себя военной службе. Уехал в город Севастополь и 22 июля 1939 года был зачислен курсантом Черноморского военно-морского училища.

В первый день войны, 22 июня 1941 года, я находился в городе Севастополе. В это время мы проходили практику на катерах в открытом море и о начале войны еще не знали. Но когда днем 22 июня возвратились в Севастополь, город и порт имели уже значительные повреждения от бомбежек немецкой авиации.

Внезапным массированным налетом авиации немцы рассчитывали уничтожить весь Черноморский флот, базировавшийся в Севастопольской бухте, прямо на рейде. С появлением первых немецких самолетов все корабли и береговые батареи вокруг Севастополя, не ожидая приказа свыше, открыли ураганный заградительный огонь, и только единичным самолетам удалось прорваться к городу. И это стало системой во все последующее время. Тогда мы еще не могли знать, что война примет ожесточенный и затяжной характер. Немцы свои ежедневные налеты совершали, как правило, ночами, под утро, но всегда встречали решительный отпор нашей зенитной артиллерии. В последующие годы войны на фронтах мне не пришлось видеть такого моря огня, какое было в подобные моменты в Севастополе. Как во время землетрясения или извержения вулканов, все вокруг сотрясалось, гудело и грохотало от бомбежек и артиллерийской канонады.

Немцы стремились с самолетов минировать бухту и подходы к ней в открытом море. Для этого они на парашютах сбрасывали большие магнитные мины высотой 2 метра и в поперечнике 1 метр. Такая мина со специальной тележкой – якорем и тросом – автоматически устанавливалась под водой на определенной глубине. Когда корабль проходил над такой миной, она притягивалась к металлическому корпусу корабля и взрывала его. От взрыва магнитной мины поднималась вверх струя воды высотой до 100 метров. Первое время не могли найти методов борьбы с этими минами, и много боевых транспортных единиц флота подорвалось на минах и затонуло. Уцелевший личный состав затонувших кораблей обычно направлялся в морскую пехоту на защиту города Одессы. Читать далее «Владимир ГУЦАЛЮК:  Последний бой – он трудный самый»

Леонид Гирш: Мы связаны, поляки, давно одной судьбою…

Неожиданно в квартире раздался звонок из посольства Польши.

Мне предложили поехать в эту страну  на празднование  годовщины  Варшавского восстания, которое произошло ровно  60 лет назад – 1 августа 1944 года.

– Вы и ваши товарищи, – сказали мне, – воевали в Польше, награждены боевыми наградами за участие в освобождении нашей страны.

Предложение было, понятно, заманчивым. Интересно было увидеть страну, которую несчастной, голодной,  разрушенной ты видел в 1944-45 годах…

Устроили семейный совет: лететь или не лететь? Годы берут свое, перелет предстоял довольно тяжелый, но тем не менее было принято решение лететь.

Мэрия Варшавы кроме меня пригласила генерала армии Сагадата Нурмагамбетова – первого министра обороны нашей страны, когда-то освобождавшего Польшу,  Григория Александровича Ярмака – он служил во 2-й армии Войска Польского, был начальником химической службы  саперного батальона. Также в нашей небольшой делегации были  Владимир Георгиевич Баюнов – командир артиллерийского дивизиона 1-й армии Войска Польского, Василий Григорьевич Сагунов, профессор – он воевал в одной из польских армий, был командиром батареи, имеет польские награды и  Лидия Ефимовна Бакиева – снайпер 322-го стрелкового полка 3-го Белорусского и Прибалтийского фронтов. К сожалению, не смог поехать по состоянию здоровья наш знаменитый летчик Талгат Бегельдинов.

…Помимо того, что с Польшей  у всех нас были связаны  военные воспоминания,  во время полета я вспоминал имена знаменитых поляков, благодаря которым  мы знаем о Польше многое… Это польский композитор Фредерик Шопен, великий польский астроном Николай Коперник, который «остановил Солнце и привел в движение Землю»,  знаменитый физик Мария Складовская-Кюри и, понятно,  писатели: Адам Мицкевич, Генрих Сенкевич, Юлиан Тувим, прекрасный детский писатель Януш Корчак, который вместе со своими воспитанниками, не задумываясь, пошел в фашистскую душегубку… А композитор Михал Огинский, военный человек, прославился тем, что помимо всем известного полонеза писал марши и военные песни, одна из которых «Еще Польша не погибла» впоследствии стала гимном Польши. Читать далее «Леонид Гирш: Мы связаны, поляки, давно одной судьбою…»