Владимир ГУЦАЛЮК:  Последний бой – он трудный самый

Я родился 24 июля 1921 года в городе Алма-Ате. Учился в средней школе № 39, в марте 1938-го вступил в члены ВЛКСМ, а после окончания школы решил посвятить себя военной службе. Уехал в город Севастополь и 22 июля 1939 года был зачислен курсантом Черноморского военно-морского училища.

В первый день войны, 22 июня 1941 года, я находился в городе Севастополе. В это время мы проходили практику на катерах в открытом море и о начале войны еще не знали. Но когда днем 22 июня возвратились в Севастополь, город и порт имели уже значительные повреждения от бомбежек немецкой авиации.

Внезапным массированным налетом авиации немцы рассчитывали уничтожить весь Черноморский флот, базировавшийся в Севастопольской бухте, прямо на рейде. С появлением первых немецких самолетов все корабли и береговые батареи вокруг Севастополя, не ожидая приказа свыше, открыли ураганный заградительный огонь, и только единичным самолетам удалось прорваться к городу. И это стало системой во все последующее время. Тогда мы еще не могли знать, что война примет ожесточенный и затяжной характер. Немцы свои ежедневные налеты совершали, как правило, ночами, под утро, но всегда встречали решительный отпор нашей зенитной артиллерии. В последующие годы войны на фронтах мне не пришлось видеть такого моря огня, какое было в подобные моменты в Севастополе. Как во время землетрясения или извержения вулканов, все вокруг сотрясалось, гудело и грохотало от бомбежек и артиллерийской канонады.

Немцы стремились с самолетов минировать бухту и подходы к ней в открытом море. Для этого они на парашютах сбрасывали большие магнитные мины высотой 2 метра и в поперечнике 1 метр. Такая мина со специальной тележкой – якорем и тросом – автоматически устанавливалась под водой на определенной глубине. Когда корабль проходил над такой миной, она притягивалась к металлическому корпусу корабля и взрывала его. От взрыва магнитной мины поднималась вверх струя воды высотой до 100 метров. Первое время не могли найти методов борьбы с этими минами, и много боевых транспортных единиц флота подорвалось на минах и затонуло. Уцелевший личный состав затонувших кораблей обычно направлялся в морскую пехоту на защиту города Одессы. Читать далее «Владимир ГУЦАЛЮК:  Последний бой – он трудный самый»